Дом 2 Новости слухи плюс самые интересные цитаты интернета

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



На шоу как-то прокололись... 336

Сообщений 61 страница 70 из 324

61

Жука Жукова
18 мая в 20:45 ·

Лол нормальная девчонка,
избалованная папашкой олигархом, борзая чуть больше меры, но как человек нормальная. И потом ей тоже пришлось несладко, пока отец в тюрьме чалился, мамка свалила с его корешем на Бали или куда-то там… Ей ему передачки приходилось таскать. В общем, было трудно, но она даже мысленно в то время не возвращается. Было и было.
Папочка, конечно, сторицей ей воздал, не поскупился.
Короче, там история с Вадиком и с наркотиками. Она сама не нюхала, но папе хрен докажешь, рассвирепел, орал полночи, потом ходил по комнате. Ну там эти все сантименты – «боюсь тебя потерять», «тяжело без матери твоей сучки», «я старался как мог», «терпение кончилось»… это Лола уже на литературный перевела, так-то он, конечно, покрепче выражался.
На утро решил ее в Европу угнать. Сперва грозился под Саратов, но он ей папа все же рОдный, сошлись на Чехии.
Местечко Старо Седло, короче, из названия всё ясно – папаша будет делать человека.
И бабку Итку за ней приставил, бравый бабок, судя по методам, в немецко-фашистских служила.
Лола в панике, дыра до ближайшего города час, да и потом что за город – Карловы Вары, верх мещанского убожества.
В бар местный зашла – пивка дернула, с Томашом познакомилась, местный красавчик у них, комбайнер. Красивый, ей улыбался, но она здесь на долго не задержится, так что ревнючие чешские девки с соседнего столика – можете спать спокойно.
Итка угрюмая неделю дала поваляться в депрессухе, а потом работать погнала. Пекаря у нее своя. В 3 утра будила – говорю, же фашистка. В пять уже готовый хлеб по магазинам и отелям развозят. В три утра! Это никуда не годится! То е на ниц, по-ихнему.
В пекарне две сестры Штефка и Кларка – умора так назвать, работящие, с лодыжками ууух! Кровь с молоком. На таких толстых ножках, ясно дело, плотно стоится и в три утра и в пять.
А Лоле как? Она изысканная. И безрукая. Тут надо должное ей отдать. Торчат из жопки ручки и облезлым шеллаком помахивают – салона красоты понятно в селе нет. Короче, даже тесто при виде нее склекливается, или как там правильно.
Но зато она Штефке брови выщипала, а Кларке маникюр сделала со звездочками. А те рады, как дети и за нее булочек синнабон нафигачили. Выгодно.
Стала полусонная Лола в подсобке чешек красить перед работой, «за мало» как чехи говорят, но на сиги и на Бехеровку ей хватало.
Отец ей звонил, молчал в трубку или скупое: «Ну как дела, дочь?» «Пошел ты… не дочь я тебе.»
И Вадика ждала. Он обещал за ней приехать, как только с делами порешает. Но Марго-сучка видео слила в сеть, и стало понятно, что он там за дела решает и что вряд ли в скорости метнется за ней.
Благодарные клиентки Лолку в клуб позвали. Клуб чо? Клуб прикольно…
… Но, видимо, не чешский. Она полмесяца назад в Москве с Тимоти отжигала. А эти? Пивасом насосались и сидят бухтят, вот-вот песнички свои спевать народни начнут.
В общем Лола им устроила сперва диджейский сет, а потом текила пати на стойке.
А вместо атвопати к ней Петра и подкатила – она невеста Томаша и что-то там ей сказать пыталась, даже ручонками воздух сотрясала. Видимо, сучка, понятие интернациональное.
А Лоле что делать? Ей доброе имя надо защитить, не только свою честь, ведь позади нее Россия и все оболганные когда-либо девчонки!
В общем, отсосать пришлось Томашу прям в комбайне. Он и не хотел по началу, да и Лола не в восторге, но надо. «Ой, да сиди ты молча, семьянин хренов. Не я это начала.»
А на утро Томаш стал задумываться о поспешности своего матримониального решения, чем подпортил карму Лоле окончательно. Но с Лолой всегда так – самый красивый, на самой большой тачке – её. Просто Петра этого не знала.
В скором времени Вадик подкатил. Вроде бы как за Лолой, он же обещал. А на самом деле за наркотой, его в Москве трясти начали не по-детски, он узнать хочет куда Лола пакет дела, иначе ему не жить.
Вот такое кино хочу написать, только пока не знаю, может быть лучше Лолу с папой туда отправить? Чтобы они вместе шухарились, трудности преодолевали и отношения «отцы и дети» налаживали… Папаша бы коровник у соседа отжал, с пистолетом бы ходил, подрезал бы всех на крошечной «Skodе». Пока не знаю. Еще не продумала до конца.

62

...В Омске опять пыльная буря. (Думаю, без меня не обошлось - вчера как раз убрала из дома много пыли, сегодня природа опять поставила меня на место - нефик выпендриваться, уборка - это нимаё.  :surprise: )
-----------------------------------------
Мы серьёзно советуем вам не находиться сейчас на улице — пыль моментально забивает глаза, сложно идти, вокруг опасность. не стойте под деревьями! Лучше переждите ветер.  (сайт НГС).
https://static.ngs.ru/news/99/preview/71c888eceb17f74aa0123ea396d152fe0d33b4df_860.jpg

63

Лора Белоиван
11 ч · Primorsky Krai, г. Владивосток ·

Мне страшно не хватает совы позади меня. Дефицит совы образовался по той простой причине, что нынче лето (лето, лето, нормально всё), и сова переехала в уличный вольер. У моей совы есть dacha, и когда сова переезжает на dacha, позади меня возникает отсутствие совы.
Dacha просторная - широкая в стенах, высокая в потолке. Сова там свободно летает. Она летала и зимой, позади меня, но невысоко и недалеко, а главное, лишалась ультрафиолета и что там еще ей нужно для фотосинтеза. В уличном вольере всё это есть. Сова там отменно заколосилась - стала мохнатая, блестящая, толстая и сильно борзая. Днем сидит на ветке и никуда не улетает, когда мы развешиваем постиранные тюленьи пелёнки ровно напротив её недовольной рожи. В первой половине дня другой рожи у совы для нас нету, подвозят ближе к вечеру, примерно после 16:00.
Сова, очутившись на пленэре, много жрёт, дай ей бог здоровья - по целой перепёлке в сутки. Я режу перепёлку на 8-9 частей ножницами, и на блюдечке отношу расчленёнку сове. По моим наблюдениям, сова жрёт всю ночь до утра, не отвлекаясь на хуйню. Если выйти во двор часа в 4 ночи, то можно застать сову с окровавленными щами, с мясом в окровавленном же кулаке и полным безразличием к внешним раздражителям (хуйне). Меня она тоже полагает внешним раздражителем (хуйнёй), и это очень приятно, потому что таким образом я оказываюсь в одном положении с ветром и др. природными катаклизмами - сове, которая жрёт перепёлку, насрать на нас с ветром с высокой присады.
Кстати о присаде и катаклизмах. То ли позавчера, то ли ночью ранее - был очень сильный ветер, сопровождавшийся громом и сухими молниями. И присаду - здоровенную корягу - сорвало с крепежей. Дровина упала на пол, и сова была вынуждена сидеть на бывш. книжном шкафу, который переехал вместе с ней на dacha - я думала, что в случае тайфуна и пр. сова догадается спрятаться в полку, но сова утром сидела на, а не в, и вид у нее был немного обескураженный. Дело в том, что в ту злую ночь я её не покормила, рассудив, что совы в грозу не охотятся, а экономят имеющийся ресурс. Сова, конечно, ресурс сэкономила, и когда я (пораньше) принесла ей блюдце с фрагментами перепелки, то нормально села мне на плечо, а потом перелезла на голову - невиданный, бесстыжий подхалимаж от существа, презирающего всякий интим. Но было лестно, чего там.
А корягу Ветеринар потом прикрутил так, что на ней можно повеситься.
Однако я хотела сказать, что у меня за спиной до сих пор, уже почти два месяца - нехватка совы, но при этом я чувствую её взгляд. Она всегда пырилась мне в спину, когда я за компом, а она там, в своей зимней совятне, которая вообще-то часть моей комнаты.
Совершенно не понимаю, как это возможно - сова на dacha, а ее взгляд - здесь.
Иногда взгляд совы делается таким сверлящим, что я оборачиваюсь, одновременно говоря что-нибудь типа "ну чего ты пыришься, делом займись" - а совы-то и нету. И получается, что я только что поговорила с вымышленной совой, в то время как настоящая сова сидит далеко-далеко во дворе, жрёт перепёлку и ни одной секунды про меня не думает.
А я - да.

64

Alex Gabriel
12 ч ·

Депрессяшки.

1.
не берете взяток
в статусе главы
всех грызут сомненья
человек ли вы
© а.храмов

2.
чувствую что надо
поменять уже
колесо сансары
в шивамонтаже
© Муррр

3.
дёргается веко
и дрожит рука
при покупке крема
после сорока
© XElen

4.
блинчиков наемся
лягу на кровать
потянусь и в мыслях
буду кросс бежать
© Татьяна Фахми

5.
вечера в диканьке
нынче без затей
ни чертей ни вия
и не соцсетей
© XElen

6.
не скажу что гадкий
вкус имел борщец
но не стоил точно
загса и колец
© журкова

7.
если бы боярский
я стреляла в вас
вы бы не болели
за зенит сейчас
© papaholod

8.
победила сила
притяжения
на тахте лежу я
без движения
© Bell

9.
спортил сто тетрадок
сорок два пера
потому что краткость
не моя сестра
© Михалыч

10.
зоя ты не дура
ты меня прости
но тебе до дуры
нужно дорасти
© olin

65

Яна Вагнер
3 ч ·

сначала я задумалась, как прикрыть колени и плечи. задача, к слову, была непростая, попробуй найти в шкафу закрытую одежду, в которой не умрешь в 35 градусов, я и не нашла. мы-то в жару бегаем с голой спиной и в шортах, но в памятке иностранным гостям было написано веско: спасибо западным женщинам и мужчинам, если они оденутся консервативно. длинные рукава и брюки, написала Шарджа, алё. даже не пробуйте это в мечети. и впервые с моих шестнадцати в люди меня собирали коллективно, мои девочки прислали мне одежек, красивых легких рубашек с длинными рукавами, и я запаковала их в багаж.

+

вдогонку Шарджа написала: кстати, и наливать тоже не будем. никогда, ни в отеле, ни в барах. у нас строго сухой эмират, привет. тут я забеспокоилась всерьез и побежала на форумы. вопрос был такой: а если я куплю в дьюти-фри, скажем, бутылку вискаря? а если две? спрячу в ручную кладь и буду потом тихо пить в номере, под кондиционером, за закрытой дверью, по ночам? книжные ярмарки - адский стресс для деревенского социофоба, их никак не пережить насухую.
ахаха, грубо сказали туристические форумы. ты бы еще в Иран собралась. или в Северную Корею.

словом, я занервничала и почти уже отказалась, и Шарджа тут же выкатила последний козырь, фиганула нефтяным шиком. бизнес-класс Эмирейтс, Шератон, Персидский залив, не ради меня лично, ясное дело, просто веером - по всем приглашенным писателям, и тут я как-то размякла. зажадничала. подумала: ну, четыре дня без вина и в длинных штанах, подумаешь. человеку, который ездил на УПК в Матвеевку в восемьдесят девятом году, не так-то просто испортить жизнь, он все повидал. ну и потом, грех отказываться от впечатлений. особенно от тех, на которые у тебя не поднимется ни рука, ни кошелек.

про нефтяной самолет быстро скажу только, что разница оглушительна. это как провалиться в торт, утонуть в шоколаде. и страшно хочется бегать между рядами и хватать остальных пассажиров за руки, но мы живем в неприлично богатой стране, друзья, буквально не с кем перемигнуться. у всех такие лица, будто для них это обычное дело - лететь лежа, в массажном кресле, носом в огромный телевизор, растопырив ноги в шелковых носках, пока тебе носят сыр и вино.

зато Дубай из окошка такси оказался похож на гигантское Марьино, многоэтажки и неоновые вывески, ни травы, ни деревьев. стоит асфальту дать слабину, и пустыня выпирает сразу, вытекает песком из трещин, расшатывает бетонные бордюры, и даже пальмы вдоль набережной пыльные и пересохшие, как пластмассовые елки. всякая зелень - усилие. ноябрь, ночь, температура - плюс тридцать два. все-таки, город в пустыне - такая же аномалия, как город за полярным кругом, требует от жителей такого же неадекватного напряжения сил.

а книжная ярмарка в Шардже идет десять дней и набита людьми, как ВДНХ в пятьдесят восьмом году. как МЕГА в предпраздничный выходной.
пять сотен писателей и два с лишним миллиона гостей - ровно половина из пяти миллионов населения поднажала и поехала поглядеть на книжки. неожиданно, из всех стран мира самая читающая - Объединенные Арабские Эмираты, мужчины в длинных белых платьях, женщины - в длинных черных, и еще дети, тысячи детей. каждую встречу с читателями синхронно переводят на арабский, в специальной кабинке сидит переводчик, у всех наушники, но никто, кроме писателей, их не надевает - все понимают английский.

встреча с автором начинается с благодарности Его Высочеству Шейху Султану бен Мухаммеду Аль Касими, да продлятся его дни. потом можно поговорить. англичанка Хелен привезла серию детских детективных романов. главный герой - двенадцатилетний мальчик, говорит Хелен, его родители развелись и он... по залу проносится вздох. господи, бедный мальчик, говорит кто-то, какая страшная книжка. да нет, отвечает Хелен, вообще-то, довольно веселая. но зал по-прежнему потрясен, и Хелен начинает объяснять: ну, развелись, бывает, мои родители тоже развелись, когда мне было лет десять, у них прекрасные отношения, мы даже иногда все вместе отмечаем Рождество. модератор встречи, красивая девушка в черном платке, откладывает микрофон в сторону, поднимается и гладит Хелен по плечу. Oh, dear Helen, говорит она нежно. I’m so, so sorry.

в главной мечети Шарджи на стене - электронный экранчик с мерцающими красными цифрами. издалека похоже на курс обмена валют, вблизи оказалось расписанием молитв. время зависит от восхода солнца и меняется ежедневно. мы сидим босиком на ковре и примеряем женские никабы с прорезями для глаз, потом мужские гуттры, белые головные платки. наши туфли ждут нас снаружи, в специальном шкафчике.

вечером, на закате, нас везут в пустыню, там ужин, верблюды и песчаные дюны размером с трехэтажный дом, прохладные и мягкие, как просеянная мука. из всех нормальных верблюдов мне, конечно, достается белый странный верблюд Вениамин, который пытается залезть ко мне на руки, едва не убившись об ограду, запутывается в колючей проволоке. я обнимаю его за шею и кричу - ребята, вы не поверите, у меня точно такая собака! остальные писатели смотрят странно.
потом солнце садится и мы едим жареную баранину под открытым небом, и разговариваем. рядом со мной сидит иранский писатель, имени которого я не расслышала, а переспрашивать неудобно; предположим, Саид. рассказывает, что пятый год уже живет во Франции. в Иране все слишком серьезно, они совсем с ума посходили, говорит он, а я веселый, мне там нельзя. правда, папа обиделся и больше со мной не разговаривает. о, Россия, восклицает предположим Саид, страшно оживляясь. у вас есть там один город, прекрасный, прекрасный, проспекты, сады, фонтаны, я бы там остался навсегда! называется Уфа. я был там, нет, правда, не веришь? и находит в телефоне видео: ночной клуб, кто-то поет на сцене, под потолком крутится зеркальный шар.
приносят кальяны, финики и кофе в крошечных чашках, густой, как мазут. никто за нашим столом не может вспомнить, как финики называются по-английски. звезды над головой огромные и чистые, как будто небо изнутри протерли мокрой тряпкой. выпить хочется невероятно.

на обратном пути наш белый Лендкрузер, который три часа назад зигзагами прыгал по скользким дюнам, как по американским горкам, вываливается из колеи на полметра и застревает в песке намертво. джип-сафари всё, теперь - будни. пустыня и ночь, до асфальта километра четыре, нам даже видно рыжие фонари Шарджевской кольцевой, но добраться до нее никак. сорок минут водитель-пакистанец гробит сцепление, пытаясь вырваться, потом сдается и вызывает помощь.
пока мы торчим среди остывшего песка, разговаривать не о чем, все волнуются насчет завтрашних выступлений, экономят силы. день был жаркий и длинный, а надо же выспаться, успеть выбрать из чемодана свежую рубашку с длинными рукавами и отрепетировать речь, английский не у всех - родной язык, а даже на родном выступать непросто, писатели ненавидят говорить вслух, эта роза не для книжных ярмарок расцветала, она, вот ей-богу, надеялась обойтись без разговоров. хорошо бы еще позавтракать и если повезет, хотя бы ненадолго сбегать на пляж. Персидский залив теплый, как утренний чай, и по дну усыпан ракушками.

а потом мы катимся под сухими рыжими фонарями, все исправилось и под контролем, и гостиница в получасе, и облегчение. на заднем сиденье американка, англичанка и француз, прижатые друг к другу тесно, насильно, как рыбки в банке, вполголоса обсуждают политику. наутро после Brexit, говорит Хелен, я не пошла на работу, просто не смогла. встала утром, глаза опухшие, позвонила в офис и говорю - ну простите, ребята, нет сил, а они мне отвечают - да ладно, как будто кто-то сегодня пришел на работу, в день траура. мир ебанулся, говорит француз, да они охуели. Ле Пен, блять. Ле Пен! фашисты у власти во Франции, можете себе такое представить? а у нас выборы завтра, говорит американка. и я могла бы голосовать, а за каким-то хуем здесь. но Трампа не выберут, точно, хаха. они же не сумасшедшие.
я сижу впереди, рядом с оглохшим от двенадцатичасового безжалостного дня водителем, подставив лоб ледяному боковому кондиционеру, и слушаю. мне хочется обернуться и крикнуть - вот, вот! и схватить каждого из них за плечо. вот, видите? видите теперь? привет, ребята, могла бы сказать я, добро пожаловать в клуб. так себя и чувствует человек, умничка и мамина радость, набитый прогрессивными идеями по самую крышечку, которого вдруг тупо переголосовали собственные сограждане, простым большинством. но это слишком длинный монолог, а до гостиницы осталось минут десять. момент был идеальный, я правда могла бы проломить лед, расставить точки над i хотя бы внутри небольшого Лендкрузера, что-то такое объяснить, но сдулась и устала раньше, чем открыла рот. такая жалость. мне кажется, в этом и есть наша русская проблема - мы слишком заебались уже, нет сил объяснять. или злимся, или молчим.

назавтра я читала лекцию в Sharjah American University, который опять, чтоб его, оказался похож на ВДНХ. в этой стране все похоже на ВДНХ или на станцию метро Кропоткинская, или (если верить предположим Саиду) на Уфу: сады, фонтаны и мрамор. полтора часа рассуждала о логике персонажей и о том, как бессмысленно врать, если придумываешь историю. травила байки о прототипах, выводила теории. потом оказалось, мы на кафедре литературы, встречу ведет взрослый американский профессор, все студенты - будущие литературоведы и критики. почувствовала себя уличным музыкантом, который случайно распизделся в консерватории.

вообще, мы сколотили мишпуху - иранец-перебежчик, француз, англичанка и американка. нам так весело было вместе, мы по ночам сидели в углу безалкогольной шератоновской веранды и шутили насчет своих правительств, выборов и арабского мира. делали вид, что нам не больно. мне правда казалось, что мы подружились, но в последнее утро перед отлетом англичанка кивнула нам всем и просто исчезла в конце коридора, и никого из нас потом даже не зафрендила на Гудридсе. а флоридская писатель обняла меня и сказала - come to New Orleans, we’ll feed ya, но адреса не оставила. чертова англо-саксонская вежливость, никогда не знаешь, что они о тебе думают на самом деле.

в последний день, когда почти все уже разъехались, у нас был круглый стол про кино. про экранизации и почему это больно. участвовали пожилой австралиец, сирийская писательница Маня, американка Холли и я.
в конце встречи Маня обняла нас с Холли и сказала: девочки, вы ко мне обязательно в Сирию в гости приезжайте. ну, потом, после войны.
и подарила нам обеим свою книжку на арабском, посвященную голливудскому кино. толстый пятисотстраничный кирпич, написанный вязью, справа налево. книжка весила примерно килограмм, и я оставила ее на полке в отеле, понадеялась, что горничная заберет ее и прочитает. брошенные книги - как котята в коробке, их нельзя бросать, надо пристраивать в хорошие руки.

66

Татьяна Мэй
15 мин ·

Нет, мне, конечно, понравилось сорить деньгами. Но такими темпами скоро не только на полки в сортире финансов не хватит, а и на туалетную бумагу.
А все вы. Нет бы сказали – какая тебе, хороняка, юбка? Сиди работай! Настропалили, понимаешь. Я даже когда в магазин бежала, вокруг как шмели жужжали ваши увязавшиеся от компьютера комменты. Но юбка, конечно, ах. Расцветка - бред веселого шизофреника. Московское производство, между прочим. Братья-москвичи меня выручили, получается, с моим острым воспалением модных желез. Ну, они знают толк в модах. Это еще Белинский подметил, только недооценил петербуржцев: «В Москве… много халатов, венгерок, штатских панталон с лампасами и таких невиданных сюртуков со шнурами, которые, появившись на Невском проспекте, заставили бы смотреть на себя с ужасом все народонаселение Петербурга. В Москве есть, говорят, даже шапки-мурмолки, вроде той, которую, по уверению москвичей, носил еще Рюрик». Кстати, с последними-то веяниями не удивлюсь, если какой-нибудь патриотичный думец измыслит закон о необходимости ношения мурмолок.
Главное, искала-то зеленое платье. И что же - нет зеленых платьев в этом городишке. Ну а на юбке оказались в том числе зеленые всполохи. Хоть что-то. И когда я ее купила, началось ужасное. Предком юбки был явно тот знаменитый воротничок из рассказа Тэффи.
Этажом ниже нашелся зеленый купальник. Точнее, как. Лифчик от него зеленый, чудного цвета свежей майской зелени. Юбка как давай бубнить: купи да купи. Я его нацепила в кабинке – сидит как влитой. А на просьбу дать трусы получила тряпицу, явственно напоминающую камуфляж. Разводы какие-то непонятные. Я высунулась и говорю:
- Девушка, по-моему, это от другого комплекта.
- Нет-нет, это так надо. Так носят. Вы надевайте, не беспокойтесь.
Я попыталась втиснуться в нижнюю часть купальника и тут же недобрым словом вспомнила вчерашний монблан в кондитерской. Он плохо повлиял на мой… э-э… персональный монблан. Правда, стало понятно, для чего нужен камуфляж. Я привередливо осмотрела закамуфлированный монблан в зеркале и опять высунулась.
- Девушка, нет, это точно от другого комплекта. Смотрите – лифчик отлично сидит, а вот это явно мало. От другого комплекта!
Продавщица хмыкнула и сказала:
- Это ваша попа от другого комплекта.
Тут я мигом заткнулась, расплатилась и унесла оттуда свой монблан вместе с купальником. В общем-то дева была, конечно, права. Бассейн четыре раза в неделю спасет мать русской демократии. Иначе придется верхней частью туловища красоваться на пляжу, а заднюю прятать в лопухах.
Да! Когда уходила, в другом отделе на меня еще напало черно-белое платье и белый жакет. Отбиться не удалось. К тому же юбка... ну, вы понимаете. Только дома осознала, что жакет оснащен золотыми пуговицами. Люди, знайте. Если на улице ярко и кругом солнечные зайцы, значит я вышла гулять со своим выводком пуговиц.

67

Аркадий Сигал
22 мая в 23:44 ·

Пока пил кофий, стишок набросал, жалостный. Сам не знаю, как это меня угораздило.

В тени парижского канкана,
В чаду шанхайского Пекина
Вагина встретила вегана.
Веган погнался за вагиной,

Как будто вынул из тефлона
Изголодавшееся тело...
И ускользая по наклонной
Вагина плакала и пела.

А вслед за ней, ничуть не плача,
Бразды пушистые взрывая,
Летел веган, случайный мачо,
Себя почти не узнавая.

Вагина же в большом, и в малом
Была по-доброму бесстыжа.
Она как будто убегала,
Но становилась только ближе.

На метр, на полметра... Ну и
На ленте бесконечной трассы.
Он к ней приблизился вплотную
И предложил: - Давай без мяса...

Но распахнув с улыбкой лоно,
Как Змей Горыныч из былины,
Застенчиво и непреклонно
Вегана слопала вагина.

68

:flag:
https://pbs.twimg.com/media/DArW8oBWAAAXIxy.jpg

69

Дочь Жан-Клод Ван Дамма - Бьянка Ван Варенберг.
https://pbs.twimg.com/media/DApsY3KXsAA2sd5.jpg

70

Вам лень учиться? Работа не устраивает? "С детства хотите на пенсию"? Бактапур, Непал. Яду (Yadhu), 4 годика, изготавливает кирпичи.
https://pbs.twimg.com/media/DAwusMLUwAEs0Eb.jpg