Дом 2 Новости слухи плюс самые интересные цитаты интернета

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Клуб очаровательных дам 23

Сообщений 971 страница 980 из 1000

971

Святилище Мадонна Делла Корона, Венето, Италия.
Находится в 45 км к северо-западу от Вероны недалеко от озера Гарда, в углублении на скале Монте-Бальдо, на высоте 775 метров над долиной Адидже

http://sg.uploads.ru/iEYj2.jpg

972

http://s9.uploads.ru/Vd2vt.jpg

ОДИНОЧЕСТВО 
- Петровна! – окликнул пожилую женщину садовник пансионата для 
престарелых. 
- Меня Ольга Петровна зовут, - женщина не любила, когда её называли только по отчеству. 
- Во-во, и я ж так говорю! Петровна, – продолжал садовник, - все ушли сериал смотреть, а вы что же? Не идёте? 
- Я не смотрю сериалы… Да и вообще телевизор почти не смотрю. 
- Так чем же можно заниматься целыми днями, если телевизор не смотреть? 
Вот вы, Петровна, что делаете днями? Скучно же так жить! 
- Пожалуйста, не называйте меня Петровна! – попросила женщина. 

Свернутый текст

- А как же? Разве вы по батюшке не Петровна? – удивился мужчина. 
- Моё отчество Петровна, но у меня и имя есть. Ольга Петровна меня зовут… 
- Хорошо, Петровна, буду вас называть так, как просите. 
Ольга Петровна не могла смириться с тем, как в пансионате называют 
постояльцев. Просто по отчеству, это не самый худший вариант, чаще всего, бабушкой, бабулечкой, бабой Олей. Она неоднократно просила медицинских сестричек пансионата её так не называть, и те знали, что это ей не нравится, старались обращаться к ней по имени-отчеству, но часто забывали об этом, потом извинялись. Хорошие сестрички здесь, добрые, ласковые. Такие и должны быть в подобных учреждениях. 
Не думала, Ольга Петровна, что жить ей придётся на старости лет не дома. 
Оно-то, конечно, пансионат хороший, и обслуживание замечательное, питание всегда свежее, врачи ежедневно осматривают. Всё хорошо, но не дома. Привыкла она жить в семье, быть хозяйкой, любить свою большую квартиру. Правда, хозяйкой себя она уже давно не ощущала. Поначалу жена её сына признавала за ней главенство в доме. Но, это было ещё в то время, когда Ольга Петровна работала, была уважаемым человеком у себя в консерватории, имела много друзей и знакомых, которые часто приходили к ней в гости и они устраивали музыкальные посиделки. Давно уже нет этих посиделок, да и друзей не осталось. Разъехались, кто куда. А, в основном, туда, откуда обратной дороги нет. Вот только Зоя осталась. Она младше Ольги Петровны лет на пять, и всё ещё самостоятельно ходит в поликлинику и магазин. Ольге 
Петровне она тоже помогала, хоть и живёт не близко. Это в молодые годы считалось, что живут они рядом: всего-то три остановки трамваем. Сейчас нет. А Ольга Петровна так вообще, даже во двор с трудом выходила. Какой уж там трамвай? Это здесь, в пансионате, она может выходить, вернее, выезжать на своей коляске. Тут всё предусмотрено для этого. Со второго этажа специальным лифтом спускается прямо в сад. В саду – красота! Если погода хорошая, можно гулять и целый день. 
Всё хорошо! Но… Не дома. И друзей у неё тут за целый год не появилось. 
Как-то получалось, что она, как бы в стороне от всех была. Её считали гордой. С ней мало общались. Да и она не находила темы для разговоров с постояльцами. Хотя эти темы всегда были одни и те же: обсуждение 
телепередач и сериалов, а также что у кого болит. Но, главная тема – это то, какие дети у всех их замечательные! Такие деньги за пансионат платят! Наведываются. Слушает Ольга Петровна, но сама молчит. Что может она сказать о своих детях? Дочь у неё живёт далеко, в другой стране. И раньше приезжала редко, а сейчас так совсем не бывает. Тоже, ведь, не молодая. Вот, через месяц пять лет будет, как не виделись. Говорит, что живёт не плохо, по телефону звонит регулярно, посылки, деньги высылает. Да что эти деньги? 
Разве заменят они живое общение? Хоть бы до смерти увидеть довелось. 
Детей дочкиных видела совсем маленькими, а сейчас у них уже свои дети имеются. Их-то Ольга Петровна вообще не видела. 
А сын всегда с ней жил. Женился, дети пошли, потом внуки. Семья большая, но, и квартира не маленькая, всем места хватало. Было всё хорошо, пока ходила, пока могла себя обслуживать. Да и жена сына, Вероника, хоть и боролась всегда за звание хозяйки, её не обижала, помогала, как могла. Нельзя на неё жаловаться. Весь дом на ней. Молодец, да и порядок любит. Что и говорить, хорошо жилось Ольге Петровне, не на что жаловаться. Ох, и трудно же ей в пансионате показалось! Особенно первое время. Всё не по ней, всё не так. А деваться некуда. Год назад сына в загранкомандировку отправили, и он решил её на это время в пансионат отправить. 
- Ты не волнуйся! – сказал он матери, длительное время всеми силами 
сопротивлявшейся такому переселению, - Там всё будет окейно! Тебе понравится. Ты будешь под присмотром врачей, и мы с женой не будем о тебе волноваться. Да и всего-то, на полгода! Поживёшь, как на курорте. 
Конечно, Ольга Петровна понимала, что без посторонней помощи ей уже не обойтись, и понимала также, что сын не может нанять ей помощницу для обслуживания, так как внук со своей женой не потерпят в квартире 
постороннюю женщину. Пришлось согласиться… Думала, что правда только на полгода… Помнит Ольга Петровна как жила это время, как дни считала, и как, когда до окончания срока оставалась всего одна неделя, она узнала о том, что сын проплатил пансионату еще за полгода. Думала, не переживёт. Никого не видеть, не слышать не хотела. От приёма лекарств отказывалась, помирать собралась. Тогда доктор ей помогла прийти в себя. Эта добрая и заботливая женщина долго с ней разговаривала, и убедила, всё же, что не вправе люди решать, когда им уходить навсегда надо. На всё воля Божья. 
А потом внук с женой навестить приехали. Поняла Ольга Петровна, что не по доброй воле они приехали, а потому, что доктор их об этом попросила. 
Знала это Ольга Петровна, но всё равно обрадовалась гостям. Тем более, что привезли они ей маленький компьютер, тот, что ноутбуком называется, а к нему еще и флэшку с фотографиями всех родственников. 
- Будешь ты теперь продвинутая бабушка с флэшкой! - сказал внук. 
Боялась поначалу Ольга Петровна такую технику, а потом привыкла и 
полюбила. Всё легко и очень просто! Это стало её любимым занятием. А тут ещё и к интернету её подключили, и она с радостью начала по скайпу общаться с сыном, с дочкой и их семьями. Жизнь стала веселее. Каждый день она выходила на связь с родственниками и радовалась этому. Но, не долго! Будучи очень щепетильной, она быстро поняла, что такое общение доставляло радость только ей, но, не им, её детям. Никогда на связь они не выходили по собственной инициативе, а когда выходила она, старались свести разговоры до минимума. То, на плите что-то варится, то душ надо принять, то на работу торопятся, то гости у них… Всегда подолгу думала Ольга Петровна, прежде чем по скайпу набрать кого-либо. А зачастую, откроет ноутбук, посидит, посидит с полчаса, а то и больше, а набрать родных не решится. Хотят ли они с ней общаться? Не уверена она. Была бы уверена, каждый день бы с ними со всеми разговаривала! Но, обиды на детей у неё нет. Они молодые, столько дел у них! И везде надо поспевать! Это ей уже торопиться некуда, а для детей время дорого! «В жизни нынче крутиться надо! – говорил её сын, - Иначе тебя затолкают, потеснят и выбросят за борт!» Понимала Ольга Петровна: Нелегко им всем. Поэтому и не обижалась на их молчание.Теперь уже не много ей осталось быть здесь. Скоро дома будет. Уже вернулись из своей загранкомандировки. Зоя, приятельница Ольги Петровны недавно приходила её навестить и говорила, что видела и сына и невестку в супермаркете, подходила к ним, спрашивала, скоро ли заберут. Сказали, скоро. Ольга Петровна, узнав это, сразу же открыла ноутбук и связалась с сыном. Поговорили немного, но, он не сказал ей, что уже дома, а она не осмелилась спросить. Да и что торопить? Оплачено за шесть месяцев, а потом снова за шесть месяцев, которые ещё не прошли. А раз оплачено, значит, надо добыть здесь до конца. Вон и Зоя говорит, что это не то место, из которого бежать надо. И то, правда. Живут здесь старые люди и радуются уходу, какой получают. А она, Ольга Петровна, не радуется. Ей домой хочется, в свою квартиру, к своим родным… 
Пошёл дождик, и Ольга Петровна направила свою коляску на закрытую 
веранду. Там собралось много народу. Под руководством Максима, молодого длинновязого парня, организатора культурных мероприятий, проходил концерт художественной самодеятельности. Для неё, имеющей тонкий музыкальный слух, было сущим наказанием слушать песни в исполнении самодеятельных артистов, и она направилась к выходу, собираясь подняться к себе на третий этаж. 
- Нет, нет, нет! Не уезжайте! – остановил её Максим, - сейчас будут 
поздравления именинникам, родившимся в этом месяце. Всем, и вам в том числе, будут дарить подарки. 
«А я-то тут причём?» - подумала Ольга Петровна и тут же вспомнила, что 
сегодня 15 июня, а значит, вчера у неё был день рождения. «Как же так? – 
недоумевала она, - никто меня не поздравил… Неужели опять июнь с июлем перепутали?» Не обращая внимание на протестующие знаки Максима, она решительно выехала из помещения и направилась к лифту. Возле лифта стояла молодая девушка, работающая в пансионате кассиром. Она вызвала лифт и заботливо вкатила туда коляску с Ольгой Петровной. 
- А сегодня, как раз за вас деньги поступили, - сказала девушка, - за три месяца. 
- За три месяца? – переспросила Ольга Петровна, - Почему за три месяца? 
- Не знаю… Обычно они платили за шесть… - ответила девушка. 
Но, Ольга Петровна уже ничего не слышала. Она думала лишь об одном: 
почему, ну почему её не забирают? Ведь обещали… 
Войдя в свою комнату, она сразу же открыла компьютер и вошла в скайп. 
Номер сына горел зелёным огоньком. Значит, его компьютер был включён. Не раздумывая, она вызвала сына. 
- Мама, только по-быстрому! Я тороплюсь… Мне надо уходить… - сказал сын. 
- Скажи, а почему ты оплатил моё пребывание в пансионате только за три месяца? – не слушая его, спросила Ольга Петровна. 
- Ну, ты сама понимаешь… Тебе не шестьдесят лет, и даже, не восемьдесят… Всё может случиться… Зачем платить лишние деньги? – ответил сын. 
- Ах, вот почему… А я подумала, что через три месяца ты меня заберешь… 
- Тебе, что, там не нравится? Я же плачу огромные деньги, чтобы ты получала нормальный уход, – Сын ещё долго говорил о том, какую заботу о ней проявляет вся его семья, но Ольга Петровна его уже не слышала. Она подъехала к открытому окну и сбросила на улицу, подаренный внуком ноутбук, а следом, туда же полетела и флэшка. «Можно было бы мне и самой туда… вслед за этой умной техникой… Но, третий этаж… Это не достаточно… Я только добавлю работы для моих добрых и милых медицинских сестричек» - подумала она. 
Ночью Ольга Петровна не могла уснуть. Она думала о своём поступке и 
обвиняла себя в несдержанности, представляя, как её близкий друг, компьютер, такой маленький, разбитый и беспомощный валяется сейчас под дождём. 
«Меня захлестнула обида. А разве я права? Почему я думаю, что они должны возиться со мной? Потому что я их мать, я их родила? Но, разве они просили меня об этом? Я сама решала, без их участия, я сама захотела быть матерью и стала ею…» - думала Ольга Петровна. И чем больше она думала, тем больше убеждалась, что сама виновата в том, что дети не скучают по ней, что общение с ней не доставляет им радость. Она понимала, что дети и внуки, конечно, думают о ней, хотят, чтобы ей было хорошо, чтобы она легче переносила свои болезни. Но, не более того… Она вспомнила, как, в своё время, ездила навещать свою престарелую мать. Каждое воскресенье ехала на электричке в пригород к матери, и эти её поездки были из чувства долга, но не из чувства любви. В дороге она думала лишь о том, что надо быстрее вернуться домой, где в единственный выходной её ждала домашняя работа и дети, нуждающиеся в её внимании. Встречи с матерью доставляли радость матери, но не ей, дочери. «Так же и сейчас… Почему я решила, что со мной всё должно быть по другому?» 
Уже далеко за полночь, Ольга Петровна, нажав на специальную кнопку, вызвала дежурную и попросила принести ей ноутбук, или то, что от него 
осталось. 
На второй день, то ли по звонку медперсонала, то ли по собственной воле в пансионат приехал сын Ольги Петровны с женой. Они вошли в её комнату, когда та лежала на кровати, отвернувшись к стенке, а рядом на тумбочке находился ноутбук, рассыпанный, но заботливо вытертый и прикрытый салфеткой. Дежурная, проводив их, тут же вышла, закрыв дверь. 
- А тут у вас хорошо! Я бы не возражал так пожить, - сказал сын. 
Ольга Петровна не ответила и не повернулась к гостям. Она уже ничего не слышала, и трёхмесячная оплата ей уже не понадобилась… 
Алевтина Крепинская

973

Рейтинг каш 
1 место - Гречневая каша (самая витаминная) - 120 ккал в 100 гр 
2 место - Овсянка (самая умная каша) - 160 ккал в 100 гр 
3 место - Перловая (самая красивая ,её называют «кашей красоты») - 88 ккал в 100 гр 
4 место - Гороховая - (самая оптимальная) - 80 ккал в 100 гр 
5 место - Кукурузная - 86 ккал в 100 гр 
6 место - Рисовая (самая очищающая каша) - 144 ккал в 100 гр 
7 место - Пшенная (самая сердечная каша) - 89 ккал в 100 гр 
8 место - Манная (самая вредная каша, из-за содержания в ней крахмала и клейковины) - 100 ккал в 100 гр

974

http://sg.uploads.ru/VCoQ8.jpg

975

Маргарет Митчелл и Скарлетт О’Хара
http://s8.uploads.ru/qaHfY.jpg

Большинство поклонников романа «Унесенные ветром» знают о его героине Скарлетт О’Хара намного больше, чем об авторе, писательнице Маргарет Митчелл. Многим читателям известно только то, что этот роман был первым и единственным ее произведением. Между тем, жизнь Маргарет Митчелл могла бы послужить основой для сюжета еще не одной книги. На самом деле у писательницы и ее невероятно популярной героини было намного больше общего, чем она сама признавала. 

Свернутый текст

Предположения о том, что Маргарет Митчелл писала Скарлетт с самой себя, высказывались неоднократно, но каждый раз писательница категорически отвергала подобные утверждения и даже приходила в бешенство. Она никогда не скрывала своей нелюбви к главной героине романа: «Я старалась описать далеко не восхитительную женщину, о которой можно сказать мало хорошего, и я старалась выдержать ее характер. Я нахожу нелепым и смешным, что мисс О'Хара стала чем-то вроде национальной героини, я думаю, что это очень скверно – для морального и умственного состояния нации, – если нация способна аплодировать и увлекаться женщиной, которая вела себя подобным образом...». 
На все попытки сравнить ее со Скарлетт Маргарет отвечала: «Она была ... , а я – нет». К тому же главной героиней писательница считала не Скарлетт, а Мелани. Но на самом деле в некоторых чертах характера и жизненных перипетиях у нее было гораздо больше общего с ее скандальной героиней, чем кажется на первый взгляд. 
Многие обстоятельства жизни Скарлетт писательница действительно позаимствовала из собственной биографии. Ее родословная очень похожа на историю семьи Скарлетт. Так, например, предки Маргарет по отцовской линии были выходцами из Ирландии, а оба деда сражались на войне между Севером и Югом, и она с детства слушала их рассказы о войне. Маргарет сама была южанкой – она родилась в Атланте, где происходят многие события романа. Писательница была настоящей красавицей и не знала отбоя от поклонников так же, как Скарлетт, хотя в начале романа и утверждалось, что она «не была красива». У Пегги, как ее называли друзья (кстати, первоначальное имя героини «Унесенных ветром» было созвучно – Пэнси), было столько поклонников, что она записывала в специальный альбом тех, кто хотел пригласить ее на свидание. Таких оказалось больше сорока. 
В характере Митчелл тоже было очень много похожих черт: кокетство, упрямство, сила духа, авантюрность, своенравность и независимость. Когда ей было 18 лет, на войне погиб ее жених, а вскоре от испанского гриппа умерла ее мать, после чего отец заболел нервным расстройством. Маргарет взяла управление домом в свои руки – так же, как это сделала Скарлетт. Но когда семья Митчелл оказалась в сложном материальном положении, девушка начала искать не выгодную партию, а хорошую работу. Как и у Скарлетт, у нее был мужской характер и мужская деловая хватка. В 17 лет она записала в дневнике, что, если бы родилась парнем, непременно поступила бы в военное училище. 
Часто в прессе заявляли о том, что роман «Унесенные ветром» написала обычная домохозяйка, однако это было не совсем так: домохозяйкой Маргарет стала после того, как успела поработать ведущим репортером издания «Атланта Джорнал» – и это в те времена, когда журналистика не считалась женской профессией. Независимый нрав она унаследовала от матери, которая была суфражисткой. А после того, как в «Манифесте феминисток» была опубликована фотография Маргарет в мужской одежде и ковбойской шляпе, от нее отказалась ее родная бабка. 
Личная жизнь писательницы тоже была довольно бурной. Ее первый муж Бэррен Апшоу, получивший за свою рыжую шевелюру прозвище Ред (созвучно имени Ретта Батлера, прототипом которого его считают), отличался неуемным нравом, часто менял любовниц и места работы, плевал на общественно мнение, пил, транжирил деньги и поднимал руку на жену. Они развелись спустя 10 месяцев после свадьбы. Маргарет не побоялась бракоразводного процесса, хотя в те времена в южных штатах эта процедура считалась скандальной и унизительной. В 1925 г. девушка вышла замуж повторно, за своего давнего поклонника Джона Марша, с которым и прожила все оставшиеся годы. После замужества она ушла из газеты и действительно стала домохозяйкой и писательницей. 
Митчелл не верила в успех своего романа и отнесла его в издательство только спустя 2 года после окончания работы над ним. Неожиданная слава и ошеломительная популярность скорее озадачили ее, чем обрадовали. Митчелл отказалась писать продолжение романа и участвовать в его экранизации. До конца жизни она больше ничего не написала, что заставило многих сомневаться в подлинном авторстве «Унесенных ветром». Сомнения были развеяны только после трагической гибели писательницы. В 1949 г. она попала под колеса пьяного таксиста и погибла в возрасте 48 лет. Согласно ее завещанию, муж сохранил черновые записи, свидетельствующие о ее работе над романом.

© Александр Лебедевъ

976

Женская Душа… На ней замочек… 
Под замочком тайный сундучок… 
Сколько в нём слезами смытых ночек… 
Рыбаков, попавших на крючок… 

В нём подруг ценнейшие секреты, 
Тяжесть непоказанных обид, 
Скуренные тайно сигареты, 
Бестолковый к прошлому магнит… 

Разочарования, надежды, 
Детство, что вертелось, как волчок… 
Там в душе под яркою одеждой 
Запылился ценный сундучок… 

Сколько там романтики и ласки, 
Нежных чувств, и неслучайных встреч… 
Там любовь хранится без огласки, 
Чтобы не обжечься и не сжечь… 

Там фата хранится, счастья крошки, 
Первый крик родного малыша… 
Кем-нибудь наставленные рожки 
В сундучке всю жизнь хранит душа… 

В нём потоки мыслей, груз сомнений, 
Адреса, пароли, имена… 
Горечь от разлук и чьих-то мнений… 
За ошибки, промахи вина… 

В нём скребутся кошки и мурлычут… 
А ударов в спину там не счесть… 
В нём слова несказанные хнычут… 
Их не разобрать и не прочесть… 

Женская душа в ответ кивала… 
Разум, словно мудрый старичок, 
Шепчет, чтоб она не доверяла 
Никому бесценный сундучок… 

На душе замок не с пластилина… 
И его обманом не взломать… 
Лишь родной и любящий мужчина 
Может душу женскую познать… 

Ирина Самарина-Лабиринт

http://sd.uploads.ru/t/5c6aH.jpg

977

ТВОРИ ДОБРО. ( из жизни ) 
Однажды наблюдал такую картину: на улице на асфальте в теньке лежит пёс, размер больше среднего, уши стоят, видно, что умный, но уже повидавший и потрепанный жизнью на улице. Лежит очень грустно, не двигаясь, только иногда медленно поглядывая на прохожих. Вижу идёт парень, взрослый, лет 35, видно, что идёт целенаправленно, немного торопясь. Заметив пса, НЕ сбавляя шаг говорит ему: «Привет, будешь со мной жить?». 
Пёс поднял голову и посмотрел на него… 
А в это время парень уже отдаляясь от него обернулся и продолжил: «Я серьёзно, идём со мной». 
Пёс встал! Но не двинулся с места, как будто не веря своим глазам и ушам просто смотрел вслед уходящему прохожему… 
Парень шёл не оборачиваясь, а пёс стоял как вкопанный, и просто смотрел вслед. И вдруг я замечаю, что пройдя метров 30 парень дошёл до автомобильной стоянки и открыв заднюю дверь своего автомобиля, крикнул псу: «Тебя долго ждать?». 
Пёс рванул с места и за 7 секунд оказался на заднем сидении. Парень закрыл за ним дверь, сел за руль, и они уехали… 

Из Интернета

http://sd.uploads.ru/EAc6t.jpg

978

ЖИЛИ-БЫЛИ... 

Обсуждали с приятелем идеал женщины. Чем еще заняться двум безнадежно женатым мужчинам на пороге кризиса среднего возраста. 

— Я не люблю тонкие губы, — говорю. 
— Понятно, — поддерживает приятель, — а глаза? 
— Глаза должны быть большие, выразительные. 
— Черты лица? 
— Крупные. 
— Крупные черты лица…Фигура? 
— Ну, не миниатюрная, такая — заметная, стройная, но не полупрозрачная от голода, а заметная, понимаешь? 
— Нет, но это твой идеал. 
— Ну, не пигалица, крупная чтобы была, но стройная. И еще хотелось бы длинную шею — это элегантно. 

Я сгружал в приятеля все эти детали, как будто он стоял на выдаче идеальных женщин и через минуту должен был выписать мне со склада подходящую по моим параметрам.

— А стиль одежды, как она должна одеваться? 
— Мини! (Ой, какие же мы одноклеточные создания, да?) 
— Что я могу сказать, Батлук, тебе повезло. Есть экземпляр в точности под твое описание. 
— Как? Кто это? — не поверил я и даже немного разволновался. 
— Анжела, — говорит эта сволочь, мой приятель, — лошадь из советского мультика про цирк. Поищи в интернете. 

Я поискал. Действительно, сволочь. И действительно — похожа. 

© Олег Батлук

979

Сегодня 18 октября, четверг

• Всемирный день конфет 
• Всемирный день менопаузы (World Menopause Day) 
• Международный день кредитных союзов 70 лет 
• Международный день бобра
• Европейский день борьбы против торговли людьми 
• День памяти войсковой казачьей славы 18 лет 
• День Аляски - США 151 год 
• День независимости - Азербайджан 27 лет 
• День Республики - Калмыкия 28 лет 
• Именины у Алексея, Гавриила, Григория, Дениса, Евдокима, Иннокентия, Кузьмы, Макара, Матвея, Петра, Тихона, Филиппа

http://s9.uploads.ru/seQvb.jpg

980